62-я встреча Нобелевских лауреатов в Линдау

C 1951 года Встречи Нобелевских лауреатов с выдающимися молодыми учеными со всего мира и представителями различных государств проходят в немецком городе Линдау при поддержке правящей династии Швеции, множества коммерческих и государственных организаций. Мне посчастливилось побывать на 62-й Встрече в 2012 году, посвященной физике, о которой я и хочу рассказать в этой заметке.
Как туда попасть?

Попасть на эту Встречу можно только с помощью организаций-партнеров, среди которых, например, Siemens AG, Microsoft, Mars, Академия Наук Монголии и другие. На 62-й Встрече не было ни одного участника, номинированного российскими организациями. Сначала надо пройти отбор в организации-партнере, затем – второй этап отбора в оргкомитете Встречи. Организации-партнеры отплачивают организационный взнос 2500 евро за своих участников, а также транспортные и прочие расходы.

Лично я попал на Встречу, подав документы в Siemens, которая объявила открытый конкурс среди университетов мира на свою квоту 10 участников. Кроме меня, постдока Томского государственного университета, от компании Siemens на Встрече были: парень из Института Иоффе (СПб), двое ребят из MIT, двое – из Беркли, по одному – из Китая и Индии, двое – из Университета Эрланген-Нюрнберг (кстати, мой второй родной университет).
«Ребята из Сименса»

Для меня мероприятия в Германии начались за 3 дня до начала Встречи с приветственного ужина в Мюнхене, где мы познакомились с представителями Сименса и друг с другом – «ребятами из Сименса» («Guys from Siemens»), - как мы себя стали называть.
На следующий день компания Siemens пригласила нас в свой кампус в Мюнхене, здания которого больше похожи на космические корабли. Мы прослушали несколько докладов на разные темы. В компании работает более 400 тысяч человек, и Siemens является второй компанией по числу стран присутствия после Coca-Cola. А вы знали, что Сименс крупнейшая софтверная компания? В Siemens работает более 30 тысяч программистов – больше чем в Google.

Особенно мне понравился доклад «Open Innovation» про корпоративную систему типа «Google вопросы и ответы». Эта система позволяет общаться напрямую тем специалистам, которые находятся на противоположных точках планеты и работают в разных областях и, тем не менее, имеют точки соприкосновения. Система имеет сходство с работой социальных сетей, но, в отличие от них, приносит пользу корпорации. У меня появилось много вопросов к докладчику: как мотивировать сотрудников помогать другим, как защищаться от флуда и шуток и пр., – так как хочу внедрить подобную систему в своей компании (ООО «Смартфилд», Удаленные ассистенты).
После образовательной программы нам предложили покататься на электрокаре. Особенно понравилось то, что он может заряжаться индуктивно от базы, которая, в свою очередь, может быть вмонтирована в стоянку или пол гаража. На мой «сибирский» вопрос эксперт ответил, что системе не страшен ни снежный покров, ни дождь – вот только КПД снизится с 95% до 90%.

Вечером мы сидели в баре отеля, пили немецкое пиво и рассуждали на разные темы. Почти каждый из нас выразил свое удивление тому, что был приглашен на эту Встречу. Оказалось, что все мы считали себя не достойными принимать участие в такой Встрече. Я вспомнил (из видеозаписей выступлений лауреатов предыдущих Встреч): некоторые лауреаты тоже были очень удивлены тому, что им дали Нобелевскую премию. Чанда (постдок из MIT) сказала, что у всех «ботаников» есть такой синдром – они всегда считают, что только за счет везения поступили в ВУЗ, выиграли какой-то конкурс и т.д.
На следующий день был тур с гидом по Мюнхену. Я хорошо знаю и люблю Мюнхен, но гид смог меня удивить, показав несколько очень милых маленьких парков и памятник Майклу Джексону. Город меняется с годами, приятно ошеломляя своими изменениями. Около обеда мы с Педро (постдоком из Беркли) должны были покинуть нашу компанию и отправиться в Линдау, так как нас двоих из «ребят из Siemens'a» пригласили на званый ужин с министром образования и науки ФРГ и ее коллегой из ЮАР.
Поезд в Линдау

В поезде я лучше узнал Педро: он изначально из Мексики, поступил учиться в КалТех, затем пошел в аспирантуру в Беркли, сейчас постдокторант Беркли, через месяц едет делать своих эксперименты в Китай. За три часа в поезде мы обсудили много научных, личных и политических тем.

– «Педро, ты доволен тем, что стал ученым?», – этот вопрос я задавал очень многим молодым ученым, с которыми общался.

– «Сложный вопрос, Юджин… Да, наверное, доволен. Мне нравится то, чем я занимаюсь. У меня есть определенным уровень комфорта в жизни».

На мой вопрос, почему он верит в Бога, ответил:

– «Я физик и чуть-чуть представляю, как устроена Вселенная. И я понимаю, что наше существование в Макрокосме - это чудо. Знаешь, если бы масса электрона отличалась хотя бы на сотую долю процента, то не было бы ни нашей Вселенной, ни людей. Я не верю в то, что это просто случайность».

Я согласился с Педро. Я тоже физик, тоже удивлен существованию Вселенной и считаю его проявлением каких-то высших сил, непостижимых для человека. Именно поэтому я агностик.
Линдау и прием на корабле

Приехав в Линдау, точнее в его исторический центр, являющийся островом, мы почти сразу обнаружили, какой он небольшой: наш отель находился в противоположной части острова от ЖД-вокзала, но мы дошли до него за 5 минут. Город Линдау находится на Боденском озере, которое омывает берега Германии, Австрии и Швейцарии. У меня есть личный список городов, в которых я хотел бы побывать еще раз. Линдау немедленно попал в список между Барселоной и Брюгге.

Пройдя регистрацию, мы дождались своего автобуса и поехали в соседний город, из которого отплывал корабль с «избранными» (непонятно по каким критериям) молодыми учеными, несколькими Нобелевскими лауреатами и министрами образования и науки ФРГ И ЮАР. Кстати, министр ЮАР – очень колоритная женщина, сидевшая в тюрьме с Нельсоном Мандела.

У пирса я увидел красивую девушку и не ошибся – русская. Ее зовут Маша, она заканчивает аспирантуру (по-немецки докторантуру) в Германии. Всего на Встрече было только 4 человека из России и 8 русских. Маша – одна их тех 4-х русских, которые уже не являются представителями России. В Германии у нее есть муж, тоже русский. Очень интересная закономерность: русские девушки за границей предпочитают встречаться и выходить замуж за русских.

Обстановка на корабле была слишком шумной. В небольшом пространстве одновременно общались более сотни человек, играла живая музыка – девушка исполняла «Girl from Ipanema», но ее почти никто не слышал. Выступила министр образования и науки ФРГ, которую тоже почти никто не слышал, да и речь ее была чересчур официальной, а потому имеющей мало смысла.

В какой-то момент ко мне подошла женщина, представилась по-русски помощником министра. Я стал нервно соображать: министра какой страны и какого министерства? Потом подошел сам министр, представившись Дмитрием. Хорошо, значит, министр РФ, но вот какого министерства? Спрашивать было как-то неудобно. В процессе общения выяснилось, что у них была встреча большой восьмерки в Швейцарии, откуда мы и забрали министров образования, науки и технологий этих стран. Передо мной стоял Дмитрий Ливанов – новый министр образования и науки РФ.

На ужин министр удалился в VIP-зону, а мы общались с молодыми учеными со всего мира. Например, там был парень Марсело из Мексики, который только закончил вуз и через месяц едет работать в Манчестер к нашим бывшим соотечественникам Андрею Гейму и Константину Новоселову (лауреаты Нобелевской премии в 2010 г., к сожалению, на встрече отсутствовали).

После ужина мы вышли на палубу любоваться озером. К нам присоединился Дмитрий Ливанов. Совместная фотосессия длилась до тех пор, пока нас не окатило водой. Я и министр своими широкими спинами закрыли всех остальных от воды, но сами оказались совершенно мокрыми.
С министром мы разговаривали в неформальной обстановке около часа на разные темы. Задавали ему каверзные вопросы. На часть вопросов отвечала помощница министра – очень приятная женщина, которая раньше преподавала алгоритмы по Кнуту в МГУ. Я стал расспрашивать министра: а не задумывались ли они о возрождении техникумов; рассказал ему о своем опыте найма персонала в свою компанию и о преподавании в вузе, о коррупции даже на уровне доцента кафедры, который незаслуженно ставит зачеты студентам.

Также мне довелось познакомиться с министром образования и науки США. Мы пообщались всего около нескольких минут, и она просила показать кого-нибудь из исследователей из США, так как сама не могла их найти. Я познакомил министра с Педро: хоть тот и не имеет гражданства США, но является представителем американского института.

После субботней поездки на лодке воскресенье было почти свободным. Мы погуляли по острову, еще раз поняли, какой же он маленький, и вышли за его пределы. В пятницу температура воздуха была очень высокой (свыше 30 градусов), поэтому мы мечтали искупаться в Боденском озере, но в воскресенье погода нам этого уже не позволяла. Да и вообще, каждый раз, как только у нас был свободный день или вечер, погода портилась, и мы так и не искупались.
Открытие и научная часть

Вечером в воскресенье была церемония открытия: очень много официальных речей. Графиня Беттина Бернадотт озвучила список 10 Нобелевских лауреатов, которые ушли из жизни за этот год, мы почтили их минутой молчания. С одной стороны, это печальная часть мероприятия, которая чуть-чуть испортила всем настроение. С другой – мы поняли, что надо ценить уникальную возможность общения с лауреатами, которая у нас появилась.

На следующий день началась официальная часть. Как обычно, с утра были пленарные доклады. Нобелевские лауреаты Круцен и Молина рассказывали о новой эпохе антропогенеза, где основное влияние на Землю оказывает человеческая деятельность, а также об экологии и глобальном потеплении. Профессор Молина отметил, что только 3% ученых не верят в глобальное потепление. Видимо, он знал, что один из 27 Нобелевских лауреатов (как раз примерно 3% «не верящих») профессор Ивар Гиавер следом за ним будет делать доклад «The Strange Case of GlobalWarming», в котором поставит под сомнение существование глобального потепления. Взрыв схема вызвала его презентация в тот момент, когда он рассказывал о том, что особи птиц, рыб и животных, по мнению многих людей, стали меньше размером, но, добавил профессор, к сожалению, это не относится к людям – и показал фотографию двух очень толстых американцев.
После обеда мы принимали участие в дискуссиях с Нобелевскими лауреатами. Основные вопросы для полемики были о науке и исследованиях. Создалось впечатление, что молодые исследователи задавали вопросы не с целью получить на них ответ, а чтобы блеснуть знаниями и чтобы Нобелевские лауреаты пригласили их к себе постдоками. Некоторые вопросы были о смысле жизни. Например, профессор Шмидт сказал, что выбор объекта исследования или занятия жизни должен в первую очередь зависеть от собственных интересов: «Заниматься надо тем, что вам самим интересно, чему вы будете счастливы посвятить свою жизнь».

Доклад профессора Дана Шехтмана был посвящен истории открытия квазикристаллов. За 30 минут он успел рассказать нам самое главное о строении вещества и кристаллографии, о квазикристаллах, а также собственную историю. Научное сообщество в течение многих лет не признавало открытие профессора Шехтмана, а его главный оппонент, дважды Нобелевский лауреат, профессор Полинг говорил: «В мире не существует квазикристаллов, существуют только квазиученые». Шехтман показал слайд, на котором попытался изобразить свои чувства в то время: маленький котенок, окруженный большими овчарками.
Это был один из последних докладов, но таких бурных и длительных аплодисментов еще не было. Ликование аудитории перекрывало речь ведущего, который, видимо, пытался выразить благодарность докладчику и пригласить следующего. На дискуссии с профессором Шехтманом, кроме квазикристаллов, он много говорил о жизненном выборе. Профессор сказал, что в жизни каждый человек совершает всего лишь несколько выборов и потом просто следует намеченному курсу. В его жизни было два таких выбора: заняться наукой и жениться. Профессор особо отметил, как важно в жизни правильно выбрать спутника жизни.

Научный путь профессора Шехтмана открывается тем, что после получения степени бакалавра он не смог найти работу и решил продолжить обучение в магистратуре. Затем его пригласили в очень хорошую компанию, и он согласился. Но за время обучения в магистратуре Шехтман очень полюбил науку и за день до выхода на работу позвонил своему работодателю, извинился и сказал, что чувствует свой долг перед наукой, и решил продолжать работать в университете.

Нобелевский лауреат Грюнберг провел очень странную лекцию с участием баварских музыкантов. Научных было только несколько волновых графиков, все остальное - музыка.

Вальтер Кон прочитал доклад под названием «Слепота и наука» о том, как сейчас идет разработка инструментов для улучшения зрения при какой-то особой болезни глаз, когда изображение искажается.
Профессор Кон известен тем, что в списке 100 самых цитируемых статей в мире ему принадлежат – 5, причем 1-я и 2-я статьи в списке - тоже его. У профессора было очень трагичное детство: его родителей во время войны убили как немцев, а его депортировали в лагерь для немцев в Великобританию, в котором он не мог учиться. Затем его переправили в Канаду, где он тоже жил в лагере, но уже мог учиться. После этого будущий профессор был усыновлен канадской семьей, поступил в университет Торонто и после его окончания – в аспирантуру в США. Профессор Кон за свою долгую жизнь поработал во многих местах. Считается, что он чувствует себя как дома во многих странах мира: Германии, Канаде, США, Италии, Франции…

Особой темой для обсуждения на 62-й Встрече Нобелевских лауреатов стал бозон Хиггса. 4-го июля организаторы Встречи прервали доклады Лауреатов для прямого эфира из ЦЕРНа, в котором руководители проекта объявили о том, что была найдена частица, похожая на бозон Хиггса. На следующий день у нас была дискуссия с несколькими Нобелевскими лауреатами и телемост с ЦЕРНом, во время которых мы обсуждали данное открытие. Многие молодые исследователи высказали предположение, что такая неуверенная формулировка про открытие бозона Хиггса обусловлена желанием ученых из ЦЕРНа продолжения получения финансирования. Если бы они твердо сказали, что нашли бозон Хиггса, то тогда было бы непонятно, зачем продолжать финансирование этой группы.

Можно было бы рассказать о каждом из 27 докладов Нобелевских лауреатов отдельно, но все доклады с 62й Встрече и многие доклады прошлых можно посмотреть в медиатеке.
Ненаучная часть встречи

Почти каждый вечер у нас были мероприятия. Один из вечеров – сингапурский.
К нам приезжал президент Республики Сингапур доктор Тони Тэн со своими поварами и музыкальной группой. Группа очень активно агитировала нас приехать в Сингапур, распевая на английском языке песни в духе «Сигнапур лучше всех, Сингапур – страна мечты, приезжайте к нам» - и так полчаса. Сингапурская еда мне не понравилась, но это уже дело вкуса.

Во время баварского вечера нас развлекали баварские танцоры. Министр образования и науки Баварии прочитал речь, в которой упомянул о том, что сегодня вечером он нас угощает пивом со своей собственной пивоварни. Там же мне, наконец, удалось пообщаться еще с двумя русскими девушками: Ольгой, которая заканчивает уже вторую постдокторантуру в Германии и замужем за русским, и Инной, учащейся в аспирантуре в Испании, которая тоже замужем и тоже за русским парнем. К нам присоединился украинец Олександр (именно с буквой «О», но по-английски он представляется Алексом, а по-русски Сашей) – он уже полгода учится в аспирантуре в Германии. Кстати, на Встрече был еще русский молодой ученый из Израиля, официальное имя которого Шурик (Shurik) – прямо так и написано в паспорте.

Один из первых наших вечеров – просто ужин, но в нескольких разных местах. Для меня и еще около 100 участников он проходил в банкетной зале Шпильбанка. Там я пообщался с двумя немцами, обоих зовут Йоханес. Они заканчивают аспирантуру в двух разных вузах в Германии. Я у них поинтересовался, довольны ли молодые ученые тем, что занимаются наукой. Йоханесс ответил, что интересно, но сложно. Также сказал, что видит как его одноклассники и одногруппники, которые после окончания вуза ушли в промышленность, купили машину, квартиру или дом, завели семью, а он все еще учится. О неудовлетворенности жизнью от занятия наукой я слышал от очень многих молодых ученых на этой Встрече. Кроме того, просто невозможно было не отметить столь странный факт, но около половины молодых людей имеют лысину на голове. От активной умственной работы или от постоянного стресса и неудовлетворенности собственной жизнью? Это осталось для меня загадкой.
Закрытие

Последний день мы провели на острове Майнау, которым владеет семья организаторов встречи Нобелевских лауреатов – члены правящей шведской династии.

Главный организатор текущей встречи – графиня Бернадотт. Она выступала с официальными речами периодически на протяжении всей встречи в Линдау. В заключении выступил также профессор Шмидт. Среди официальных слов он отметил, что много лет назад участвовал в этой Встрече как молодой исследователь – теперь он здесь как Нобелевский лауреат, чего и желает всем нам.

Кто-то из участников рассказал мне о том, что на прошлой Встрече Нобелевских лауреатов был ученый, заявку которого в юности организаторы отклонили, и ему пришлось стать лауреатом, чтобы попасть на Встречу.

После окончания Встречи часть людей разъехалась из Линдау самостоятельно. Кто-то отправился путешествовать по Европе, как, например, Андрей Чугунов (номинант от Сименса, из Института Иоффе, СПб) со своей девушкой-журналисткой, кто-то сразу же поехал домой.

Мы вчетвером (все, кто остался из «сименсовских ребят») на автобусе были перевезены в Мюнхен. Чанда сразу села на другой автобус и покинула нас. С Саяном (почти доктор из Индии, который через 2 месяца едет в постдок в США) и Педро мы немного погуляли по городу и провели время за ужином. Саян улетел на следующее утро. Еще один день мы провели с Педро вдвоем. Я принял его приглашение посетить с ним службу в евангелистской церкви на английском языке. Педро верующий человек, и мне было очень интересно обсудить с ним эту тему, посмотреть на церковь и службу. На следующий день уехал и Педро, и один день я провел в Мюнхене один. На самом деле, я считаю, для того, чтобы почувствовать атмосферу города, надо побыть в нем одному. В Линдау у нас была очень насыщенная программа, я всегда был окружен толпой людей, поэтому очень хотел бы побывать в Линдау еще раз.

Безусловно, 62-я Встреча с Нобелевскими лауреатами – одно из самых ярких событий в моей жизни. Такие невероятные встречи повторяются крайне редко.
P.S. После Германии я провел неделю в Москве и Санкт-Петербурге.

© Евгений Дьяченко, август 2012 г.

Made on
Tilda